Смертельная битва. Отстоять честь страны и остаться в живых: легкоатлетическое противостояние США и СССР 1959 года

Смертельная битва. Отстоять честь страны и остаться в живых: легкоатлетическое противостояние США и СССР 1959 года
Читайте нас: Яндекс новости

Источники:

Во времена противостояний идеологий, когда в мире вовсю бушевала “холодная война”, спорт считался чуть ли не главным оружием мирного выяснения отношений. Поэтому и Советский Союз, и Соединённые Штаты Америки наделяли международные спортивные состязания огромным политическим значением. Проигрыш идеологическому врагу на поле, площадке или, например, беговой дорожке, всегда очень болезненно воспринимался верхушкой власти, что само собой отражалось и на спортсменах. Именно в такой обстановке летом 1959 года советским легкоатлетам предстояло сразиться с оппонентами из США.
Смертельная битва. Отстоять честь страны и остаться в живых: легкоатлетическое противостояние США и СССР 1959 года
Автор:
CT News
CT News

Во времена противостояний идеологий, когда в мире вовсю бушевала “холодная война”, спорт считался чуть ли не главным оружием мирного выяснения отношений. Поэтому и Советский Союз, и Соединённые Штаты Америки наделяли международные спортивные состязания огромным политическим значением. Проигрыш идеологическому врагу на поле, площадке или, например, беговой дорожке, всегда очень болезненно воспринимался верхушкой власти, что само собой отражалось и на спортсменах. Именно в такой обстановке летом 1959 года советским легкоатлетам предстояло сразиться с оппонентами из США. Тогда ещё не было регулярных международных соревнований по этому виду спорта, поэтому спортсмены коротали время между Олимпиадами как могли. А если точнее, то выясняли между собой отношения посредством матчевых встреч.

Чем же примечательны были события июля 1959 года? Конечно, все запомнили то противостояние из-за событий, развернувшихся на дистанции в 10 километров. Советский Союз представляли 2 стайера: Алексей Десятчиков и Хуберт Пярнакиви. Американцы выставили своих бегунов: Макса Труэкса и Роберта Сота. Изначально из-за сильной жары организаторы соревнований хотели перенести этот забег, но обе стороны отказались по политическим соображениям, испугавшись того, что согласие на перенос может быть расценено противником, как проявление слабости. К сожалению, в тот момент мало кто думал о здоровье своих спортсменов и не прислушался к рекомендациям. В тот день было достаточно жарко: средняя температура воздуха была около 35 градусов. Но это ещё полбеды. Главной проблемой была высочайшая влажность воздуха, колебавшаяся на отметке 85-90%. Подобные условия не просто нежелательны для проведения спортивных мероприятий, они вовсе не подходят для этого. Трудно представить, что подобное могло бы случиться в современном мире.

Но ровно в час дня бегуны вышли на старт. К тому моменту в общем мужском зачёте лидировали американцы, поэтому советские легкоатлеты планировали во что бы то ни стало взять очки (за первое место причитались 5 баллов, за второе - 3 балла, за третье - 2 и за последнее четвёртое - одно), чтобы сохранить шансы на победу в матче.

Сначала всё шло отлично. Советские спортсмены немного оторвались от своих соперников, но дистанция длинная, поэтому никто особо не стремился атаковать в первых её двух третях. Тактически было выгодно обеим сторонам сохранить силы, ведь все знали, что последние 2-3 километра и станут решающими. Тем более в такую жару никто не желал “перегореть” раньше времени. Но погода всё равно внесла свои существенные коррективы. Так как Десятчиков к восьмому километру уже обходил всех практически на круг, американец Сот вздумал ускориться, чтобы получить преимущество в борьбе за вторую строчку перед Пярнакиви. Знал ли он, что это ускорение будет стоить ему дальнейшей карьеры. Американец “поплыл” и начал выписывать вензеля на беговой дорожке, пока и вовсе не рухнул на неё. К чести спортсмена, он несколько раз пытался подняться и продолжить свой путь. В это время врачи, видящие, что с бегуном явно не всё в порядке, порывались оказать ему помощь, но сам Сот, жестикулируя, давал понять, что не стоит, ибо вмешательство врачей во время забега означало снятие с дистанции. После нескольких попыток обрести “твёрдые ноги”, Роберт окончательно повалился на беговое полотно и больше не встал сам. К нему сразу же подлетели несколько обслуживающих тот забег стюардов и вынесли его на руках. Врач советской сборной, находившийся рядом с местом событий, оказался первым, кто оказал американцу медицинскую помощь, сделав ему массаж сердца.

Труэкс увидел, что случилось с его партнёром по команде, и решил сбросить обороты, чтобы гарантировано добраться до финиша и заработать очки. Примерно в это же время Пярнакиви, отбивая скоростную атаку американца, который затем сошёл с дистанции, тоже нажал на педаль газа. Это сильно сказалось на физическом состоянии эстонца. Советского легкоатлета, что называется, повело. Он мотался на дорожке из стороны в стороны, но всё же упорно шёл к финишу. Драма была и на трибунах. Люди, видя, что случилось с Сотом, который находился без сознания, рыдали на трибунах. Судьи отвлеклись от самого забега, поэтому лидировавшему с большим отрывом Десятчикову члены нашей команды посоветовали пробежать ещё один круг, на случай, если рефери потеряли счёт, так как в суматохе они забыли дать звуковой сигнал о выходе спортсмена на заключительный отрезок дистанции.

В итоге из четырёх спортсменов финишировали лишь трое. Десятчиков стал первым, его партнёр по команде, который в ужасном состоянии всё же смог завершить забег, стал вторым, Труэкс - третьим. Пярнакиви сразу же после финиша повалился на руки Десятчикова и был погружён в автомобиль скорой помощи. Туда же отправили и американца. Алексей Десятчиков, как говорят очевидцы, после финиша был настолько измождён, что почернел, но смог обойтись без госпитализации.

Что же в итоге? В итоге у Сота и Пярнакиви зафиксировали клиническую смерть, которую они пережили во время забега. К счастью, врачи смогли их спасти, но Роберт после этих злополучных соревнований не мог даже самостоятельно ходить и завершил карьеру. Хуберт Пярнакиви тоже практически закончил со спортом. Он не сумел заполучить право выступить на Олимпийских играх 1960 года и навсегда оставил беговую дорожку. Пострадал и Десятчиков, но смог стать четвёртым на ОИ-1960. После этого оставил большой спорт. Труэкс оставался последним, кто изо всех сил, несмотря на появившиеся после той злополучной 10-километровки проблемы с сердцем, пытался держаться, но в 1962 и он сошёл с дистанции, а в 40-летнем возрасте у него диагностировали болезнь Паркинсона.

Печально, но та победа, стоившая нашим легкоатлетам здоровья, не повлияла на расклад в мужском зачёте матчевого противостояния. Набрав максимум очков на 10 км, почти во всех в остальных дисциплинах Советский Союз уступил мужской сборной США. Ещё более печально то, что о том подвиге наших спортсменов массы узнали лишь в начале 70-х, когда на советские экраны вышел художественный кинофильм “Спорт,спорт,спорт”, посвящённый тем событиям. Хотя до этого свет уже видел документальные сюжеты, но, видимо, таков российский менталитет, что художественные вещи, разбавленные вымыслом, воспринимаются нашим народом гораздо лучше и тоньше, чем реальные документальные. Чего только стоит реакция на заграничный и ставший модным сериал “Чернобыль”. 

Так или иначе лента “Спорт, спорт,спорт” сыграла важную роль. Посмотрев её, Леонид Ильич Брежнев лично ходатайствовал о присвоении звания ЗМС Пярнакиви. Награда нашла героя спустя 12 лет. Насколько бы абсурдными ни были обстоятельства, память о тех спортивных героях должна жить вечно. Они просто делали свою работу, выступая за свои страны, как истинные профессионалы, даже вопреки здравому смыслу.

 

Наверх