Человек, который прогибался лишь на ковре. Живая молния отечественного спорта

Человек, который прогибался лишь на ковре. Живая молния отечественного спорта
Читайте нас: Яндекс новости

Источники:

Весёлый, смекалистый и бесстрашный Яков Григорьевич Пункин появился на свет в городе Запорожье в 1921 году. В 14-летнем возрасте он решил заняться борьбой. Это желание он сам объяснял тем, что не хотел быть хуже и слабее других. Яша от природы был щедро одарён физическими качествами - постарались гены.
Человек, который прогибался лишь на ковре. Живая молния отечественного спорта
Автор:
CT News
CT News

Весёлый, смекалистый и бесстрашный Яков Григорьевич Пункин появился на свет в городе Запорожье в 1921 году. В 14-летнем возрасте он решил заняться борьбой. Это желание он сам объяснял тем, что не хотел быть хуже и слабее других. Яша от природы был щедро одарён физическими качествами - постарались гены. Его отец работал грузчиком в порту. Как известно, занятие не из лёгких, но Григорий Пункин был физически крепок. Он мог, например, запросто поднять лошадь, а в любительских уличных кулачных боях ему просто не было равных. Всё это передалось и Яше. Но на одной силе далеко не уедешь, но и тут Якову повезло. Он обладал редкой храбростью. Однажды, ещё в детстве, с ним произошёл один случай. Пункин вместе со своими друзьями играл во дворе дома, как вдруг туда влетела озлобленная огромная овчарка. Все кинулись врассыпную. Остался на месте лишь Яша. Ему кричали: “Яшка, беги скорее!” Но вместо этого будущий чемпион шагнул навстречу разъярённому псу. Собаки - умные животные и легко могут учуять страх, и вот тогда жди беды. Но у Пункина страха не было. Пёс вдруг убрал свои клыки, перестал рычать и завилял хвостом. Он подошёл к обычному мальчишке и ласково лизнул его руку. Характер и настоящий стальной внутренний стержень не раз помогут Якову в самых невообразимо сложных жизненных ситуациях.

А пока на дворе стоял 1939 год, а Якову исполнилось 18. Уже тогда он был довольно успешным борцом классического стиля. Представляя спортивное общество “Динамо”, в том же 39-м стал чемпионом УССР в полулёгкой весовой категории. В следующем году успешно окончил школу тренеров, а зимой 41-го был призван в ряды РККА. Пункина направили в специализированную школу младших командиров танковых подразделений, находившуюся в… Волковыске. Достаточно хотя бы немного владеть географическими познаниями, чтобы понять, что Яков стал одним из первых, кому пришлось вступить в бой с вражескими войсками летом 1941 года. Ведь этот белорусский город находился практически у самой границы Советского Союза. Война для Якова Григорьевича Пункина началась ровно 22 июня 1941 года.

В то утро все находящиеся в школе вскочили со своих коек от страшного грохота, издаваемого разрывами снарядов. Была объявлена боевая тревога, и все курсанты вступили в бой. Но силы были неравны. Представьте себе молодых курсантов, несколько месяцев назад призванных на военную службу и слабо вооружённых, которым противостояли отборные войска вермахта, с танками и воздушной поддержкой. В такой ситуации и той обстановке, которая сложилась в первые дни войны, разумеется, рассчитывать на то, что Пункину удалось бы продержаться долго, не приходилось. Всего неделю провёл он в боях, затем получил ранение и был контужен. Его оставили в лесу, так как раненых должен был забрать санитарный грузовик. Все остальные отступали. Но машина не успела вовремя. Пункин попал в плен. Но и здесь он и не думал сдаваться. Объединившись с другими спортивными ребятами, он решился на побег, который удался. Той небольшой группе удалось вырваться из окружения. И начались месячные скитания по лесам и болотам. 

В итоге они наткнулись на одну деревушку. Уставшие и оголодавшие беглецы проникли в ближайший дом и сразу же уснули на сеновале. К несчастью этот хутор уже находился в немецком тылу, и, разумеется, контролировался местным старостой. Он то и сдал Пункина вместе с его товарищами немцам. А дальше стандартный сценарий - концлагерь. Немцы присоединили их к огромной колонне военнопленных и направили в Волковыск. По пути поступил обычный приказ, призывающий коммунистов, комиссаров и евреев покинуть строй. Вышло несколько десятков человек, которых сразу же расстреляли. Пункин благоразумно остался на месте и смекнул, что для него - еврея - будет лучше не распространяться по поводу своего происхождения. Яков решил, что теперь для вражеского начальства он будет осетином. Мудрый ход. В лагере были чудовищные условия. Их не кормили, поэтому очень много людей ежедневно умирали от голода. А вкупе с тяжёлой работой это создавало просто немыслимые условия для существования. Но самым страшным для Якова был страх быть выданным каким-нибудь предателем из числа таких же пленных. 

Но Пункин выжил и был переправлен уже в другой концлагерь, находившийся на территории Германии. Там с ним случилось несчастье - он заболел тифом. В то время немцы особо не церемонились с подобными больными, боясь эпидемии, поэтому просто умерщвляли разносчиков инфекции. Но верные друзья по заключению спасли Якова. На ежедневных построениях его верные товарищи, с которыми он успел подружиться, стояли рядом с ним по бокам и зажимали его плечами, чтобы он не упал. Работать Яша, конечно же, не мог, поэтому его просто после построений прятали в бараке. Иван, которому тогда было 40, и Володя 20-ти лет от роду по-настоящему спасли жизнь Пункину. Помимо этого они умудрялись доставать прямо в лагере лекарства, добывая их у французских собратьев по несчастью,  и делали Якову уколы. Вот так наш спортсмен в очередной раз, будучи на краю пропасти, выбрался из смертельной ловушки. Но не всё прошло гладко. У Ивана от голода стало плохо с ногами и е мог ходить. Но теперь уже Пункин не бросил друга в беде. Он вместе с Володей проник в офицерскую столовую, когда немцы спасались от холода в своих тёплых казармах, и выкрал оттуда колбасу и хлеб. Всё это они принесли Ивану, который первым дело не обрадовался еде, а накричал на своих товарищей: “Вы что, очумели? Вас же расстреляют!”. Даже в таких условиях взаимовыручка и забота о близких людях оставалась на первом месте. Только так и можно было выжить.

В 1942 Пункина опять перевезли в другой лагерь. На сей раз это был Оснабрюк. Там он и содержался вплоть до весны 1945 года. Тогда до узников долетели слухи о том, что положение немцев безнадёжно, поэтому они будут избавляться от всех пленных. Просто-напросто убьют. Но Яков не стал мириться с таким положением дел и решился на побег, который вновь удался. Недели две он бродил по лесам, пока не вышел на расположение союзнических войск. Американцы узнали, что Пункин был отличным спортсменом-борцом и сделали предложение остаться с ними, уехать в США. Но Яков отказался. Его передали советской стороне, а уже после этого поместили в госпиталь на лечение. Конечно, состояние бывшего узника вызывало слёзы на глазах молодых медсестёр, которые присматривали за ним. Ещё бы, ведь Яков на тот момент весил всего 36 кило. Но в те моменты, находясь в надёжных и заботливых руках, спортсмен лишь отшучивался, мол, подождите, сейчас отъемся, и женюсь на одной из вас, на самой миленькой. Пункин никогда не терял жизнерадостного настроя.

Врачи же говорили Якову, что отныне большой спорт для него - табу. Но и тут он не особо расстроился, подумав про себя: мы это ещё посмотрим. Восстановившись в госпитале, подвергся фильтрации в советском лагере. Но его быстро проверили, не найдя никаких причин обвинять его в чём-либо, и определили обратно в войска - в разведку.

После войны Яков пробыл в армии ещё 3 года. Но времени зря не терял. Он активно тренировался и стал победителем армейских соревнований по борьбе. После армии Пункин вернулся в родной город.

Уже тогда о нём многие говорили, а его необычная манера привлекала внимание многих тренеров и любителей борьбы. На ковре Пункин выделялся удивительной стремительностью своих действий. Это его качество стало предметом изучения учёных целого спортивного НИИ. Он буквально одновременно исполнял то, что только что было в его голове. Т.е. Пункин не терял и доли секунды. Обладая огромной физической силой, он не выглядел накачанным атлетом, как многие другие борцы. Но, например, знаменитое упражнение на перекладине “солнышко” он мог повторить за один подход 20 раз! Такое было под силу не каждому профессиональному гимнасту. Стоит отметить, что Яков был разносторонне развитым спортсменом: он получил разряды по баскетболу, бегу, велосипедному спорту и акробатике. Но самое интересное, что советский чемпион был одинаково хорош и в классической, и в вольной борьбе. 

Пункин - многократный чемпион и призёр первенства Советского Союза, но, конечно, самая главная его награда - золотая медаль Олимпийских игр. Перед теми играми 1952 года, проходившими в Финляндии, произошёл забавный эпизод. Пункину предстоял поединок с прославленным советским борцом, неоднократным чемпионом страны, Леонидом Егоровым. Тренер позвал всю команду к ковру, сказав им, что они сейчас увидят кое-что интересное. И правда. Яков просто отвалтузил именитого соперника, совершив аж 8 своих коронных приёмов - бросков прогибом. После той схватки Леонид сказал, что Пункин опережал его мысли и назвал его молнией.

В этом же году, ещё до Олимпиады, был проведён матчевый поединок между сборными Советского Союза и Швеции. В то время в скандинавской команде выступал прославленный олимпийский и мировой чемпион - Фрей. Он был непобедим, и о нём ходили легенды. С нашей стороны его лёгкому весу соответствовал Пункин. Он то и уложил великого борца на лопатки, проведя всё тот же бросок прогибом. Яков действовал стремительно, несмотря на предостережения тренеров. Рефери той схватки не объявлял победителя, традиционно поднимая руку борца вверх, победителя объявил сам поверженный швед. Он был против того, чтобы кто-то другой поднимал руку человека, который смог одолеть его. Фрей подошёл к Пункину и лично зафиксировал своё поражение, отдав все почести отечественному спортсмену. Потом снимок этого момента ещё долго тиражировался во всём мире.

На носу была летняя Олимпиада, но тут кто-то написал донос на Пункина. Доносчик руководствовался стандартными на тот момент соображениями, мол, борец выпивает, устраивает дебоши, ведёт антисоветский образ жизни, но самым ударным аргументом было указание на то, что Яков - еврей, который пробыл несколько лет в немецком плену, но вернулся живым. Всё это вызывало подозрения. Но люди, занимающие посты в органах, решили зачехлить это заявление и не дали делу хода. 

В Хельсинки Яков легко дошёл до финала, где последним его соперником был египетский борец Аль-Рашид, который перед схваткой заявил, что за две минуты уложит советского спортсмена. Но что-то пошло не так. После трёх минут поединка Яков поймал оппонента, а зрители лишь увидели резко взметнувшиеся вверх ноги Рашида. Опомнился зал через секунду, когда увидели хорохорившегося борца лежащим на ковре. Вот так Пункин выиграл свою единственную олимпийскую медаль. Золотую.

Его мастерством восхищался весь мир. Финны после той Олимпиады не могли поверить в то, что человек, прошедший через такие ужасы немецкого плена и войну, мог вытворять такое на борцовском ковре. За свою стремительность и резкость Яков получил прозвище “Живая молния”. А ещё он всегда был душой компании и этаким балагуром. Уже после Олимпиады произошёл забавный случай. После одного турнира, проходившего в Ростове, команда борцов во главе с Пункиным решила отметить удачное выступление. Они собрались в одном из номеров гостиницы, где, разумеется, немного выпили. Во время застолья случился спор с участием Якова. Он доказывал, что может выполнить стойку на одной руке на перилах балкона. Конечно же, он сделал это, несмотря на высоту четвёртого этажа. Товарищи по команде вместе с тренером, увидевшие это, просто ахнули и затащили борца обратно в номер.

После завершения своей большой и по-настоящему великой спортивной карьеры Пункин работал тренером. Скончался прославленный спортсмен в 1994 году. Но с его похоронами случился конфуз. Изначально его захоронили где-то на окраине запорожского кладбища, но затем общественность подняла всех на уши и добилась того, чтобы могилу великого борца, замечательного человека перенесли на центральную аллею кладбища. Сейчас проводятся всевозможные соревнования,в честь Якова Григорьевича и решается вопрос о переименовании одной из улиц родного города. Имя Якова Пункина не забывается и поныне не только в постсоветских республиках, но и в Израиле, где его включили в спортивный зал славы. 

Наверх